Часть первая. Мышление как поиск. Големы и алхимики.

Термин «искусственный интеллект» (ИИ) уже давно появляется чаще в научной литературе, чем в фантастике. Собираются многотысячные симпозиумы, выпускаются книги, журналы и даже учебники, озаглавленные «Искусственный интеллект». Можно ли ожидать в них увидеть инструкцию по созданию ИИ? Непосвященный человек, видимо, весьма удивится, ознакомившись с данными материалами и не най-дя почти никакой связи с бытовым понятием ИИ, почерпнутым из художественных книг и фильмов. Сейчас ИИ — это, скорее, наименование большого направления научных исследований, связанных с решением частных задач автоматиза-ции и с моделированием отдельных элементов человеческого мышления. Как ни странно, почти нет специалистов в области ИИ, которые бы сказали, что занимаются созданием настоящего (сильного или универсального) искусственного интеллекта. Немалое их число может даже отрицать саму возможность его существования, сравнивая искусственный интеллект с философским камнем в алхимии.

На заре возникновения области ИИ настроения ученых были совершенно иные. Многими энтузиастами полагалось, что создание настоящего искусственного интеллекта, не уступающего человеческому, — дело нескольких десятилетий. Эти ожидания не оправдались, что нередко рассматривается как неудача всего направления исследований. «Профессионалы» теперь не питают наивных иллюзий о реалистичности собственноручного создания сильного ИИ и руководствуются в своей работе прагматическим подходом, занимаясь разработкой самых разнообразных прикладных «интеллектуальных технологий» (слабого ИИ), образующих столь пеструю мозаику, что в ней сложно увидеть какую-то общую картину. И, тем не менее, имеется глубокая связь всех исследований в области ИИ, как бы представляющих проекции одного интеллекта на разные плоскости. Стоит попытаться восстановить имеющуюся сейчас картину, на-чиная с самого начала.

Обычно момент начала разработок в области искусственного интеллекта относят к 1950-м годам — немногим после создания первых компьютеров. Считается, что само понятие ИИ было закреплено в 1956 году в названии семинара, проходившего в Дартмутском колледже, а в 1960-х годах приобрело широкое распространение. В 1969 году прошла 1-я Международная объединенная конференция по искусственному интеллекту. Но неужели до этого люди не задумывались о возможности воссоздания разума?

К примеру, не секрет, что термин «робот» был впервые использован чешским писателем Карелом Чапеком в пьесе «Р.У.Р.» 1921 года, а мифы об искусственно созданных человекоподобных существах уходят в гораздо более глубокое прошлое. Так, в средневековой Европе алхимики пытались создать гомункулусов — искусственных существ, подобных человеку. Еще раньше возникли мифы об оживлении голе-мов (существ из неживой материи) с помощью каббалистической магии. Легенды об искусственных существах есть у многих древних народов.

Самостоятельно вдохнуть жизнь в мертвую материю!.. Это было вполне естественной мечтой, ведь именно так люди могли сравниться со своими богами. И по этой же причине подобные желания часто рассматривались как еретические, а искусственные существа считались уделом черной магии. И до сих пор можно услышать религиозные возражения против возможности создания искусственного интеллекта.

Однако в пользу воспроизведения, по крайней мере, некоторых способностей живых организмов говорили чисто практические соображения. По сути, вся история техники — это история замены или дополнения живого искусственным: колесо вместо ног, рычаг вместо мускулов. Но подобные изобретения — лишь инструменты, которыми управляет человек. Сами по себе они не проявляют свойств живых организмов, не обладают собственным поведением.

Неужели не было попыток разработки «самостоятельных» механизмов? Ведь в сказках всегда встречаются так желан-ные людьми скатерть-самобранка или ковер-самолет и многие еще более самостоятельные вещи. Но сказку никак не получалось превратить в быль. На практике созданию таких предметов мешало то, что мышление традиционно считалось чем-то нематериальным, а значит, неподвластным для вос-произведения в обычной технике. Даже орган мышления долгое время не получалось точно установить: им считались то сердце, то печень. Тем не менее, не только вымышленные, но и вполне реальные искусственные существа имеют давнюю историю. В разных странах и в разные времена были созданы многочисленные механические птицы, музыканты, играющие на различных инструментах, танцовщицы и прочие разнообразные механические игрушки. Попытки автоматизировать ремесленный труд тоже проводились задолго до появления компьютеров. Разного рода станки особенно широко стали распространяться в XVIII веке. Все эти механизмы совершали какие-то самостоятельные действия, чем заметно отличались от обычных инструментов, оживающих лишь в руках человека.

Однако живое от обычной техники всегда отличала не только собственная активность, но также сложность поведения и способность реагировать на внешние воздействия. Представьте себе автомат, выполняющий жестко заданные действия вне зависимости от их целесообразности, к при-меру, штамповочный автомат на пустом конвейере. Вряд ли он будет восприниматься живым. Напротив, почти жи-вым будет казаться, скажем, робот-игрушка, не выполняющий никаких утилитарных функций, но реагирующий на ситуацию так же, как и домашнее животное. Способность к такой реакции, характерная для любого живого организма, означает наличие мышления или каких-то его зачатков.

Что значит думать? Думаете ли вы все время? Чем занят ваш мозг? Давайте посмотрим, к каким ситуациям применим глагол «думать». Обычно говорят, что человек думает над какой-то задачей или проблемой: ученик думает над вопросом учителя; философ думает о проблеме бытия; шахматист думает над игровой задачей. В качестве предмета мышления может выступать какая-то загадка, вопрос, школьная задачка, ситуация в некоторой интеллектуальной игре, жизненная проблема и т. д. Во многом мышление — это процесс решения проблем. Когда кто-то слишком быстро отгадывает какую-то загадку, ему могут возмущенно сказать: «ты знал!», — поэтому если для какой-то задачи ответ заранее известен, мышление особо и не нужно. Другими словами мышление «включается» в ответ на задачу, проблемную ситуацию, для которой нет готового решения.

Чтобы техника воспринималась хоть немного «живой», она должна уметь правильно разрешать новую для себя ситуацию, т. е. обладать хоть какими-то зачатками интел-лекта. Сколько бы изобретатели ни старались, им никак не удавалось достичь сходства в поведении своих детищ хотя бы с животными, не то что с человеком. Некоторые шли на прямой обман. Наиболее известным случаем является шахматный аппарат Кемпелена, внутри которого прятался живой человек. Этого «искусственного» игрока до разоблачения успели продемонстрировать многим правителям, в числе которых был и Наполеон. Справедливости ради нужно отметить, что Вольфганг фон Кемпелен был изобретателем и ряда реально действующих машин, в частности, «говорящей» машины, имитировавшей голос ребенка с помощью системы паровых клапанов.

Предпринимались попытки создания машин, которые бы помогали человеку и в умственной деятельности. Проще всего автоматизировались арифметические операции, которые к тому же были весьма востребованными. Первые арифметические машины, видимо, появились еще до нашей эры. Однако наиболее известными являются машины Блеза Паскаля, построенные им на основе часового механизма в XVII веке.
В те времена умением считать обладал не каждый человек, и, конечно, это умение тогда еще не усматривалось у животных. Не удивительно, что арифметические вычисления признавались примером сложной умственной деятельности (это сейчас мы их считаем не особо интеллектуальным занятием; в противном случае мы бы вынуждены были признать, что компьютеры в чем-то умнее нас). Возможность автоматизации элементов умственной деятельности, не доступных животным, позволила Паскалю высказывать весьма смелые для XVII века мысли о возможности механического воспроизведения мышления в целом. Ведь идея небожественности мышления могла показаться гораздо более кощунственной, чем, например, идея гелеоцентризма. Еще раньше Рене Декарт рассуждал о человеке как о машине (при этом он, правда, не отрицал существования отдельной «мыслящей субстанции»).

Помимо арифметических машин предлагались устройства для автоматизации и других форм умственной деятельности, например машины для поиска книг в библиотеках или машины для сравнения идей («идеоскопы» С. Н. Корсакова).

Казалось бы, все эти вполне удачные машины являются прообразами современных бытовых и промышленных роботов, и как раз их развитие должно было привести к возникновению области искусственного интеллекта. Однако увлечение «механической жизнью» закончилось в XIX веке, наткнувшись на непреодолимые препятствия.

Причина заключалась не столько в малой пригодности механики для реализации сложных систем управления, сколько в том, что изобретатели имитировали лишь особенности внешнего поведения без понимания обеспечивающих его внутренних процессов. Каждый механизм был уникальным произведением технического искусства (слово «техника» в древности как раз и означало «искусство» или «мастерство»). Даже более сложные человекоподобные устройства, сконструированные в 1920-х годах на новой элементной базе, не преодолели этого ограничения. И лишь с изобретением компьютеров стало возможным появление науки об искусственном интеллекте.

Но разве основой современных компьютеров не являются арифметические машины, которые существовали уже многие века? Однако подумайте, что для вас компьютер? Что является его основной отличительной особенностью? Несмотря на то, что многие люди не понаслышке знакомы с потенциально почти безграничными возможностями использования компьютеров, до сих пор бытует мнение, будто компьютер — это просто большой калькулятор, основная задача которого — считать.

Это серьезное заблуждение. Будет не слишком большим преувеличением сказать, что изначально компьютеры разрабатывались с единственной целью — моделировать мышление, а не производить вычисления. И хотя изобретение разнообразных механических устройств сыграло в этом определенную роль, появлению компьютеров мы обязаны, в первую очередь, весьма абстрактным теоретическим работам математиков.